Персональный сайт - Защита Чигорина.
Суббота, 10.12.2016, 06:01
Приветствую Вас Гость

RJANDRON

Меню сайта
РЕКЛАМА
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Александр Морозевич. ИГРАЙТЕ ЗАЩИТУ ЧИГОРИНА!

В сентябре 1992 года я изучал творчество Чигорина, и мне, в частности, понравились те партии, в которых Михаил Иванович применял свою фирменную защиту 1.d4 d5 2.c4 ¤c6!?, пытаясь с первых же ходов завязать активную фигурную игру в центре. После этого я заглянул в «Малую дебютную энциклопедию» (МДЭ), чтобы узнать мнение этого фундаментального труда об этом полузабытом начале. МДЭ относилась к ходу 2...¤c6 весьма критично: авторитетные теоретики утверждали, что загораживать конем пешку с7 нехорошо, ей лучше либо выйти на с6, чтобы удерживать пункт d5, либо подрывать центр противника посредством с7-с5. А мне казалось, что стремление черных к живой фигурной игре тоже имеет «право на жизнь».

Далее я с удивлением обнаружил, что во многих вариантах защиты Чигорина, которые МДЭ оценивает в пользу белых, часто дела обстояли совсем наоборот. При критическом разборе оценка менялась вплоть до противоположной, а уж меньше равенства у черных вообще нигде не было. В сентябре-октябре того года турниров у меня особенно не было, и я начал более серьезно изучать этот дебют: сначала один, а потом довольно быстро подключил к этому занятию своих друзей – Владимира Барского, Сергея Журова и Марию Манакову (которая тогда еще не была гроссмейстером и нашим шахматным секс-символом). Несколько раз мы с Володей и Машей ездили к Сергею в Подмосковье, в его родной город Электросталь специально для того, чтобы там в спокойной обстановке местного шахматного клуба изучать защиту Чигорина.

Обобщая вышесказанное, можно сказать: я обратил внимание на защиту Чигорина и начал ее серьезно анализировать потому, что мне понравились партии Михаила Ивановича, сыгранные этим дебютом, и поразило тогдашнее состояние теории.

Вскоре я перешел от изучения к практике. В ноябре 1992 года в Москве прошло несколько соревнований, посвященных памяти М. Таля и А. Алехина. В темпо-турнире была сыграна партия Шипов – Морозевич, в которой проверялся один из главных вариантов дебюта: 1.d4 d5 2.c4 ¤c6 3.¤f3 Ґg4 4.cdҐxf3 5.gfЈxd5 6.e3 e5 7.¤c3 Ґb4 8.Ґd2 Ґxc3 9.bcЈd6 10.Јb3!?

Как ни странно, весьма неприятный для черных ход 10.£b3!? практически не проверялся на высоком уровне ни до, ни после, – может быть, потому, что та партия не попала в компьютерные базы. Мне удалось добиться выигранной позиции, но несколько грубых ошибок черных в цейтноте позволили Сергею Шипову, будущему гроссмейстеру и он-лайн комментатору, спасти пол-очка. Потом я участвовал в юношеском турнире, уже с классическим контролем, где благодаря защите Чигорина выиграл несколько хороших партий, в том числе у будущего гроссмейстера Алексея Коротылева (эта партия, к сожалению, у меня не сохранилась).

Так что старт оказался весьма обнадеживающим: выяснилось, что мои тогдашние соперники в целом не готовы к этому дебюту. Некоторые шахматисты, увидев на доске ход 2...¤c6, надолго задумывались. Все рекорды побил перуанский гроссмейстер Хулио Гранда Суньига на Мемориале Доннера (Амстердам 1995): на свой 3-й ход он потратил не то 41, не то 42 минуты! Если бы Хулио Гранда предупредил меня о своей задумчивости заранее, я бы, возможно, назначил на это время свидание какой-нибудь очаровательной даме. А так я сидел, ходил по залу, ел, смотрел по сторонам и не знал, куда себя деть. Потом партия все же возобновилась и получилась достаточно интересной. В цейтноте противника я отказался от повторения ходов и перегнул палку.

Другие шахматисты все же обратили внимание на то, что я регулярно применяю этот дебют, и пытались что-то подготовить дома, но порой их подготовка оказывалась довольно забавной. Достаточно привести несостоявшуюся новинку Сергея Волкова, которую он собирался применить против меня в чемпионате России до 20 лет (Москва 1993): 1.d4 d5 2.c4 ¤c6 3.¤c3 dc 4.d5 ¤e5 5.£d4 ¤g6 6.¤f3 (в этом заключалась идея белых – они препятствуют ходу е7-е5), и если теперь 6...¤f6, то 7.е4. Перед партией Волков поделился своим замыслом с другим участником того чемпионата, Сергеем Рублевским (от которого мне позднее и стала известна вся эта история), и Рублевский показал ему, что черные могут, тем не менее, сыграть 7...е5, потому что в случае 8.¤xe5? c5! они выигрывают фигуру!

В середине 90-х годов я регулярно применял защиту Чигорина, она была моим основным дебютом в ответ на 1.d4. Возникали позиции с непривычными пешечными структурами, с непонятными стратегическими ориентирами; соперники тратили много времени, не понимали, куда ставить фигуры, к чему стремиться.

Мой тогдашний тренер Владимир Николаевич Юрков, светлая ему память, крайне скептически относился к этому моему начинанию, так что я играл защиту Чигорина вопреки его воле. В книге вы найдете анализ 1993 года, проведенный мною совместно с Юрковым и другим его учеником, гроссмейстером Андреем Соколовым в поезде Симферополь – Москва. Это была одна из нескольких совместных попыток Юркова с Соколовым опровергнуть «помойный» дебют, чтобы я никогда больше его не играл и перешел на новоиндийскую с защитой Нимцовича. Но в неравном бою мне все же удалось отстоять позицию черных!

 В чем-то Юрков был прав, потому что в юном возрасте не стоит «зацикливаться» на одном дебюте. С другой стороны, надо знать и меня: никакую огульную критику я не принимаю, мне нужно все показать и доказать. Можно долго спорить о каких-то абстракных материях, но у нас есть доска, есть фигуры: если вы считаете, что этот ход плохой, то покажите – почему. Никакие «лихие» попытки опровергнуть защиту Чигорина ни к чему не привели. Как-то в запале Владимир Николаевич сказал, что заплатит мне тысячу долларов, если я сумею сделать в этом дебюте ничью с Крамником. И вот в 2000 году в быстрой партии на турнире во Франкфурте я применил против Володи защиту Чигорина и сумел сделать ничью. Правда, объективно в дебюте я испытывал проблемы, но факт остается фактом! Конечно, тысячу долларов с уважаемого мэтра я требовать не стал, поскольку понимал: Владимир Николаевич – человек увлекающийся, он просто хотел создать яркий образ, чтобы отбить у меня всякую охоту продолжать это начинание. 

Здесь уместно вспомнить, что защиту Чигорина в разные годы применяли, причем довольно успешно, чемпионы мира Василий Васильевич Смыслов и Борис Васильевич Спасский. К слову, в 2001 году на супертурнире в Вейк-ан-Зее я в защите Чигорина разделил очко с Анандом, но денег за ничью с Виши мне уже никто не предлагал!

Позволю себе небольшое «лирическое отступление». Постоянное применение защиты Чигорина значительно расширило мои представления о том, что могут и чего не могут позволить себе черные в дебютной стадии. Постепенно я включил в свой репертуар еще одно «неправильное» начало – контргамбит Альбина (1.d4 d5 2.c4 e5!?). Его идеи во многом схожи с идеями защиты Чигорина – черные стремятся получить активную фигурную игру, давая максимальный простор своим фигурам с самого начала. Если ради этого приходится пожертвовать пешку, которую потом есть шансы отыграть, то я такие дебюты тоже изучаю. Кстати, в некоторых вариантах возможен переход из контргамбита Альбина в защиту Чигорина.

Так вот, в 2005 году в Дагомысе под веселый аккомпанемент отдыхающей в баре публики я сыграл тренировочный блиц-матч из 8 партий с гроссмейстером Владом Ткачевым. В одной из партий я применил контргамбит Альбина и достаточно легко выиграл. По окончании матча Влад заявил, что он воспринимает ходы типа 2...е5 как неуважение к сопернику, и он всегда из принципа будет бить эту пешку, даже если я своими анализами докажу, что у черных там порядок, – он, Влад Ткачев, во все это не верит.

Надо сказать, мнение Ткачева о ходе 2...е5 многие гроссмейстеры невольно переносят и на ход 2...¤c6 – мол, это нечто несерьезное, дебют, который не выдержит глубокого анализа. Возможно, это и так, спорить не буду, – как говорится, игра нас рассудит! Тем не менее, хочу сказать, что ни 2...¤c6, ни 2...е5 я никогда не применял, исходя из негативных установок, из-за неуважения к сопернику, из желания побыстрее обмануть его, сбить с подготовки, заманить в лучше проанализированный мною, но сомнительный вариант. Оба хода я делал потому, что искренне считал: это возможные способы борьбы; не исключено, что не самые лучшие, но вполне допустимые. Получающиеся и там, и там типы позиций считал для себя приемлемыми. Мне больше нравится открытая фигурная игра в центре, нежели замкнутые пешечные цепи, которые более характерны для построений типа 1.d4 d5 2.c4 с6 или 2...е6. Кроме того, в ходах 2...¤c6 и 2...е5 есть определенный элемент неожиданности. Если эти дебюты применяет всего один игрок, то вряд ли его будущие соперники будут тратить дома много времени на их изучение, ведь всегда найдется масса проблем в дебютах, которые играют все. Конечно, эти психологические моменты учитывались мною при выборе редких дебютов, но никогда я не руководствовался такой установкой, будто соперник – «фраер».

...Ясно, что на одной защите Чигорина (как и на любой другой защите, какой бы замечательной она ни была) продержаться всю жизнь невозможно, поэтому определенный отказ от этого дебюта, который наступил у меня после 1996 года, вполне объясним. Я долго искал для себя новый дебют, который отвечал бы моему стилю игры, и с 1997 года перешел на славянскую защиту. Отдельные мои последователи в лице, например, Василия Иванчука играли защиту Чигорина на высоком уровне нечасто и недолго. Поэтому те партии 2000-2001 годов, в которых я снова применил этот дебют, опять принесли мне хороший очковый эквивалент. Однако в тот момент я уже считал, что это начало надо применять либо с более слабым соперником, либо для того, чтобы иногда разнообразить основной репертуар и чем-то заменить уж очень часто применяемую мной славянскую защиту. Играл свою роль и эффект «забытости».

Новый виток изучения защиты Чигорина пришелся на тот момент, когда мы с международным мастером и журналистом Владимиром Барским стали готовить книгу, которая сейчас перед вами. Аналитическая работа при помощи современных аналитических программ показала, что многие партии, сыгранные мной в середине 90-х годов, не совсем точны по исполнению, в том числе и в дебютной стадии. Пришлось поэтому ремонтировать даже те варианты, которые ранее казались вполне удовлетворительными для черных.

Подобную книгу меня просили написать еще лет 5-6 назад. Люди присылали письма по электронной почте, обращались с подобным предложением в личных беседах. Я не отказывался, но отвечал: «Подождите немного, время придет!» Сейчас я не планирую в ближайшее время применять защиту Чигорина в серьезных соревнованиях, поэтому вполне откровенно делюсь своими анализами. Авторы прекрасно отдают себе отчет в том, что приведенные в книге варианты наверняка могут быть уточнены за обе стороны. Дебют до сих пор остается достаточно свежим, многие его тайны до сих пор не раскрыты, причем в ряде случаев в тени остаются сильнейшие направления, как за белых, так и за черных. Искренне надеюсь, что монография придаст новый импульс развитию этого интересного дебюта, он вновь будет встречаться в самых крупных соревнованиях, и тогда – кто знает! – через несколько лет я, возможно, и сам захочу еще раз испытать свою верную защиту Чигорина.

 * * *

В книге разбираются не все варианты данного дебюта; это, как следует из названия, именно защита Чигорина по мне любимому. Мы сделали акцент на моих партиях и анализах, показали, как с течением времени я приходил к тем или иным оценкам различных вариантов: что играл и анализировал раньше, что сейчас. За 14 лет мое восприятие этого дебюта значительно изменилось. При подготовке рукописи старые анализы проверялись на компьютере, и машины предложили много новых любопытных идей. Партии в книге приводятся, в основном, от начала до конца, хотя основной упор делается, разумеется, на дебютную часть. Хочу обратить особое внимание читателей на то, что они ни в коем случае не должны попадать под магию финального результата! Очень часто люди отказываются повторять вполне перспективные варианты именно из-за результата партии, а это абсолютно неправильный подход. И на основании одной только статистики делать выводы о качестве дебютной системы нельзя, ведь нередко бывает так, что ту или иную систему чаще применяют одним цветом более сильные шахматисты. Читателям следует критично относиться к любым выводам и крайне осторожно принимать что-либо просто на веру.

В середине 90-х под влиянием моих партий у защиты Чигорина появилось немало приверженцев, прежде всего, среди молодых шахматистов. В частности, ее применяли ученики известного московского тренера Виктора Аркадьевича Черного – Михаил Кобалия, Андрей Рычагов и другие. Но некоторым явно не хватало самостоятельной подготовки, а потому уже на ранней стадии они выбирали не сильнейшие, с моей точки зрения, пути. Надо четко понимать, что защита Чигорина для черных – не волшебная палочка, ее применение требует серьезной домашней работы. Вообще, нелегко играть достаточно иррациональные позиции по чужим партиям; чтобы понять этот дебют, надо испытать его, как говорится, на собственной шкуре. Общие рассуждения отходят на второй план, здесь идет непрерывный ближний бой. К счастью, сейчас есть Интернет, где можно поэкспериментировать вволю, прежде чем переходить к практическим испытаниям нового дебюта в серьезных турнирных партиях.

В книгу включены многие мои быстрые и блиц-партии, которые ранее нигде не публиковались. Например, в наших тренировочных блиц-матчах 2001-2002 годов с Владимиром Крамником белые ориентрировались в основном на вариант 1.d4 d5 2.c4 ¤c6 3.¤c3 dc 4.¤f3 ¤f6 5.¥g5!?

Это очень интересное и перспективное для белых направление, которое до сих пор остается практически неизученным.

Еще больше партий на защиту Чигорина сыграл я в блиц в те годы против Карпова. Анатолий Евгеньевич избирал разные схемы, но чаще всего останавливался на варианте 1.d4 d5 2.c4 ¤c6 3.cd£xd5 4.e3 e5 5.¤c3 ¥b4 6.¥d2 ¥xc3 7.bc.

Далее он обычно играл f2-f3, ставил короля на f2 и пытался закончить развитие королевского фланга. Карпов считал, что «прыжки» черных постепенно закончатся, а долговременные плюсы белых, такие как сильный пешечный центр и два слона, в последующей борьбе обязательно скажутся. Но наши блиц-партии (которые, конечно, надо воспринимать именно как блиц, а не как истину в какой бы то ни было инстанции) показали, что все не так-то просто. Ведь у белых король в центре, а черные прекрасно развиты. В чем-то эта позиция схожа с одним из разветвлений защиты Нимцовича, где черные также отдают слона на с3 и стремятся к живой фигурной игре. Думаю, эта схема – явно не то, чего черные должны всерьез опасаться, особенно если белые ставят короля на f2, после чего у них и дальше будет с ним головная боль.

Как построена книга? Она состоит из 4-х глав. В Первой главе разбирается открытая фигурная игра после 1.d4 d5 2.c4 ¤c6 3.cd£xd5 или 3.е3 е5. Вторая глава посвящена популярному «фундаментальному» ходу 3.¤f3. Наконец, в Третьей главе изучаются напряженные динамичные позиции после 3.¤c3 dc (ходы 3...e5 или 3...¤f6 я никогда не применял, а потому они остались за рамками этой книги).

Любопытно, что в какой-то момент ряд шахматистов, в первую очередь почему-то молодых, стали избегать защиты Чигорина и после 1.d4 d5 избирали 2.¤f3, чтобы потом укрепиться посредством 3.¥f4 или 3.g3. Но я все равно отвечал 2...¤c6 – а что еще мне оставалось делать?! Эти позиции, формально относящиеся не к защите Чигорина (индекс которой, согласно «Информатору», D07), а к дебюту ферзевых пешек (D02), разбираются в Четвертой главе.

Когда книга была уже практически готова к печати, я сыграл в Интернете несколько матчей с разными шахматистами, чтобы лишний раз проверить надежность защиты Чигорина. Особенно интересными получились поединки с загадочным «Рафаэлем» на сайте Playchess. Ник у этого шахматиста закрытый, но очевидно, что это очень сильный гроссмейстер, не исключено, даже сам Каспаров. В принципиальном варианте 1.d4 d5 2.c4 ¤c6 3.¤f3 ¥g4 4.cd¥xf3 5.gf£xd5 6.e3 e5 7.¤c3 ¥b4 8.¥d2 ¥xc3 9.bc я проверял малоизученный ход 9...¤f6!?

По дебюту черные получали вполне удовлетворительные позиции, не испытывали особых проблем. Этот мини-матч укрепил мое мнение, что защиту Чигорина можно применять против шахматистов любого уровня, включая самый высокий. Наверное, ее трудно удержать в матче на первенство мира или в поединках с компьютером, но в одной отдельно взятой партии ее можно испытать против любого белкового шахматиста. Исход сражения будет зависеть, в первую очередь, от собственных сил, от веры и понимания этого дебюта. Если черные чувствуют это начало, прониклись его духом, понимают, куда ставить фигуры, как прыгать конями и создавать динамическую напряженность, то играть защиту Чигорина, безусловно, можно. И даже со мной, если я пойду белыми 1.d4!


Laina 
Поиск
Вход на сайт
PeopleGroup
teasermedia